Что делает с нами Интернет? 1 глава

Что делает с нами Интернет? 1 глава

Веб как объект научного исследования

мость появляется тогда, когда людям нужна соц поддержка, га |262]. Последняя связь является предметом специального рассмотрения которой им недостает в реальной жизни. Такое может произойти, если че- и получила заглавие «парадокс Интернета» ([378] и др.). ловек испытывает трудности в установлении отношений с другими Е. А. Павлова докладывает Что делает с нами Интернет? 1 глава о том, что посреди учащихся старших классов людьми: к примеру, его/ее обхватывает неодолимая робость в разговоре школ существует «группа риска» Интернет-зависимости. К характеристи- с представителями обратного пола; он/она не может верно мм подверженных аддикции относятся: относительно высочайший ум, преподнести себя, знакомясь с новыми людьми; у него/нее имеются Что делает с нами Интернет? 1 глава такие интровертированность, необщительность и/либо отсутствие коммуника- нарушения речи (к примеру, заикание), которые делают общение затруд- тивных способностей. Создатель перечисляет также поведенческие предикторы нительным; в конце концов, трудность установления «живого» контакта может Интернет-зависимости: потенциальные аддикты погружены в себя, много быть обоснована заниженной самооценкой личности. Не считая того, люди фантазируют Что делает с нами Интернет? 1 глава, держатся в стороне от одноклассников, время от времени не успева- начинают предпочитать общение через Веб, когда они не получают ]от по предметам. «Индивидуальная внутрипсихологическая способность» чувственного одобрения в семье либо когда их домашняя жизнь рушится, П умение преодолевать стрессовые ситуации, трансформируя их в различ- потому возрастание числа Что делает с нами Интернет? 1 глава разводов и Интернет-зависимость взаимосвя иого рода поисковые стимулы, являются факторами, снижающими риск заны. Более других испытывая ужас отвержения и нуждаясь в социальной шисимости [157].

поддержке, к посредничеству Веба прибегают депрессивные боль- { Эстра-, интроверсия может становиться фактором, опосредующим ные, которым он помогает преодолеть трудности межличностного взаимо- формирование вида Интернет Что делает с нами Интернет? 1 глава-аддикции: интроверты стремятся получать деяния в действительности. Таким макаром, можно заключить, что Интернет- информацию (подписываются на рассылки, задают вопросы на специа- зависимость появляется при разных формах дезадаптации человека в ре шзированных веб-сайта и форумах), экстраверты предпочитают «свободный альной жизни [59,322]. серфинг», переходя по бессчетным ссылкам с веб-сайта на веб-сайт, по Что делает с нами Интернет? 1 глава-

Аддиктивное рвение к «новой реальности» может усиливаться путево меняя цель поиска, охотно участвуют в дискуссиях [330]. К тому же вызванным разочарованием в реальном мире предпочтением правил, >дной чертой, влияющей на склонность к формированию информаци- норм, предписаний «новой реальности» [104]. опной зависимости — серфинга, — Г.Павловский именует склонность

В работе К. 8.Уоипё Что делает с нами Интернет? 1 глава указывается, что в то время как Интернет-не к «эскапизму», другими словами доминирование стратегии избегания заморочек [322]. зависимые пользуются в большей степени теми качествами Сети, которые ■ Клиническое направление исследовательских работ Интернет-аддикции основано позволяют им собирать информацию и поддерживать ранее установлен на представлении о ней как о виде аддикции вообщем, и потому Что делает с нами Интернет? 1 глава заносит ные знакомства, Интернет-зависимых завлекают способности сетевых в эмпирические представления некую методологическую целостность, встреч и обмена мыслями с новыми людьми в высокоинтерактивной среде, что определяемую, а именно, наличием общих схем описания подобного позволяет гласить о процессе специфичной сетевой социализации [533]. рода болезней. К таким обобщающим идеям Что делает с нами Интернет? 1 глава относится представление М. ОгШЬз разделяет Интернет-зависимых на аддиктов первого и вто > наличии патологии в анамнезе, полиадциюивности и характерности рого порядков. 1-ые из их порядка ощущают себя в приподнятом Песпецифических аддиктивных проявлений.

настроении во время игры. Они обожают играть группами в сети, получают | При таком подходе почти всегда сетевую аддикцию удает Что делает с нами Интернет? 1 глава- положительное подкрепление со стороны группы, когда становятся одолей и разглядеть как один из симптомов психологического заболевания, кото- телями, и конкретно это является для их основным. Компьютер для их — |«>е, таким макаром, занимает место фактора формирования зависимости средство получить соц вознаграждение. Аддикты второго поряд (|59,372], [106, с. 237-238], и др.). Так Что делает с нами Интернет? 1 глава, по результатам исследовательских работ доб- ка употребляют компьютер для бегства от чего-либо в собственной жизни и их Ьовольцев, проведенных под управлением N. 8Нарна, было выявлено, привязанность к машине — симптом более глубочайших заморочек (к примеру, по у испытуемых, описывающих себя как интернетоманов, как прави- физические недочеты, низкое самоуважение и Что делает с нами Интернет? 1 глава т.д.) [307]. ю, возникают сопутствующие психологические отличия: маниакалы о-

Исследуя такие причины формирования сетевой зависимости у лшАшрессивный психоз, депрессия, алкоголизм, нарушение управления им- студенческого возраста, как уровень самооценки, притязаний, саморегу пульсами [330].

ляции, социальной поддержки и депрессии, 8. СИпе е! а1. выявили высо В Посреди людей с психологической патологией разной степени выраженно- кую Что делает с нами Интернет? 1 глава корреляцию аддиктивности с выраженностью депрессии и дефектен | г| предпочтение аддиктивным реализациям в нехимической форме (в том самоконтроля. В статье показано, что связи депрессии и Интернет-аддик числе — сетевой зависимости) отдают лица с пограничными расстройства- ции выслеживаются в 3-х качествах: депрессия как фактор неспособно |чи. Из типов акцентуации более находятся Что делает с нами Интернет? 1 глава под риском развития вирту- сти к построению доверительных отношений в действительности; депрессия как Гньной аддикции неуравновешенный и шизоидный, пореже другие типы [103]. проявление затруднений в осуществлении самоконтроля и саморегуляции С. Э. Давтян выделяет в качестве предпосылок риска формирования депрессия и чувство одиночества как следствие использования Интерне Интернет-аддикции патологические Что делает с нами Интернет? 1 глава особенности личности (сначала,


шизоидные, неуравновешенные и сензитивные черты) и наличие средовых психотравмирующих причин; в качестве ведущего фактора, лежащего в базе формирования зависимости, именуется чувственная депри- вация [67].

Эмпрически показано, что Интернет-аддикция на личностном уров­не проявляется в виде узнаваемых аддиктивных способностей, стратегий и си­стем психических защит. Посреди соответствующих признаков патологиче Что делает с нами Интернет? 1 глава­ских проявлений именуются: полиаддиктивность, сочетание хим (алкоголь, наркотики) и нехимических (компьютерный гэмблинг, сек­суальная аддикция) аддиктивных реализаций, дереализация, сочетание аддикции с эпизодами депрессий различного регистра и активация ауто- деструктивного драйва прямо до суицидальных тенденций [129[, [518|. Перечисленные признаки свидетельствуют о том, что Веб, предо­ставляя другие способности проявления психопатологии, 100 новится Что делает с нами Интернет? 1 глава новым фактором выражения соответственных симптомов [465], но не делает их. Исходя из убеждений психиатрии, для подавляющего большин­ства аддиктов киберзависимость является «оппортунистическим синдро­мом», который ложится на уже имеющиеся препядствия: большая часть из «попавших в Сеть» посиживала на героине, употребляла катализаторы, была одержима сексом либо игрой. Психическими факторами риска являют ся Что делает с нами Интернет? 1 глава: неуверенность внутри себя, наличие психических заморочек, соц и коммуникативная фрустрированность [106, с. 188].

Дополнительным аргументом в пользу «клиничности» сетевой за­висимости являются сообщения о том, что корректировка патологического использования Веба достигается как косвенный итог эффек тивного снятия психиатрических симптомов [534].

А. С. Андреев и А. В. Анцыборов рассматривают Интернет-аддикцию как Что делает с нами Интернет? 1 глава одну из форм заболевания зависимого поведения (БЗП), развивающую ся по стереотипу огромного наркоманического синдрома (БНС). Согласно данным создателям, БЗП — хроническое психогенное непсихотическое пси хическое расстройство, заключающееся в этапном патологическом разви тии личности, которое приводит к появлению, закреплению и транс формации патологической потребности в совершении повторных трудно- либо неконтролируемых поведенческих Что делает с нами Интернет? 1 глава актов (эпизоды неодолимой тя ги). Создатели рассматривают связь меж факторами био пре диспозиции и структурно-динамическими особенностями Интернет-ад дикции как БЗП [6].

В рамках концепции заболевания зависимого поведения выделяются осо бенности, соответствующие для так именуемого зависимого типа личности, что является фактором риска развития психической зависимости во обще и Интернет Что делает с нами Интернет? 1 глава-зависимости а именно:

• ужас одиночества (быть покинутым);

• соц дезадаптация, которая характеризуется узеньким кругом об­щения (может быть общение со многими людьми, но очень поверхност­ное), неумением поделиться своими переживаниями с окружающими, недочетом близких отношений, импульсивностью, неумением пла­нировать свое время, добиваться поставленных целей (как следствие может быть отсутствие неизменной Что делает с нами Интернет? 1 глава работы);

• нередкие обязанные отказы от поставленных задач и, как следствие, состояние депрессии 144].

Благодаря применению общей модели заболевания зависимого поведения возникает возможность описания динамики Интернет-аддикции [7]) и ста- иий ее развития, подобные шагам формирования зависимости вообщем: ирсдиспозиционный шаг БЗП, доклинический шаг БЗП, клинический пап развития БЗП 16,67]. Предпринимаются также пробы при Что делает с нами Интернет? 1 глава помощи факторного анализа обрисовать структуру симптомов сетевой зависимости, иыделив центральную и периферическую группы критериев [259].

А. С. Андреев и А. В. Анцыборов провели клинико-психопатоло- гический и структурно-динамический анализ Интернет-зависимости, использовав клинико-психопатологический способ (описание и тиниро- вание Интернет-аддикции по стандартизированным шкалам и опрос­никам) и способ Что делает с нами Интернет? 1 глава клинического интервью. Клиническое исследование 18 нездоровых мужскою пола в возрасте от 14 до 29 лет проводилось на базе стационарного отделения городского психоневрологического диспансера; из принявших роль в исследовании без помощи других об­ратились за помощью 6 человек, другие — следуя уговорам родствен­ников и близких. Данные исследования позволили отнести к весомым факторам предиспозиции Что делает с нами Интернет? 1 глава родовую травму, 34 МТ, акцентуации харак­тера по неуравновешенному и сензитивно-шизоидным типам, алкоголиза­цию. Развитие медицинской стадии практически у всех нездоровых проходило в два шага. 1-ый шаг характеризовался назойливым желанием выйти в Веб и потребностью в психологическом комфорте при использовании электрической почты, 1е1пе1а, программ для виртуального общения. Одно­временно Что делает с нами Интернет? 1 глава росла «сетевая толерантность», которая достигала у неких до 10 часов сугки, усиливалась социо-трудовая дезадаптация и (у боль­ных имеющих семьи) падала сексуальность. На шаге сформировавшего­ся расстройства наблюдаются такие симптомы заболевания зависимого по- Ь ведения, как искаженное восприятие своей личности и объектив­ной действительности, что непременно приводит к социально Что делает с нами Интернет? 1 глава-трудовой дез­адаптации, также перенос полюса коммуникативной активности из ре­альных критерий социума в Сеть с неминуемой аугизацией больною [6].


2.4. Что делает с нами Веб?

2. Веб как объект научного исследования




Я. А. ОаУ13 предложил целостную когнитивно-бихевиоральную мо­дель проблемного использования Веба (ПИИ), согласно которой в данном парадоксе выделяются: специфичное Что делает с нами Интернет? 1 глава ПИИ (чрезмерная ак-1 тивность, связанная с какой-нибудь одной стороной Веба, к примеру, I увлечение он-лайн порнографией либо азартными играми) и генерализо­ванное ПИИ (проявляется в компульсивном стремлении вообщем нахо­диться он-лайн и разговаривать с другими юзерами). При всем этом в соот-1 ветствии с общими принципами Что делает с нами Интернет? 1 глава когнитивно-бихевиоральной концепции о роли дисфункциональных убеждений когнитивные симптомы ПИИ рас-1 сматриваются как причина аффективных либо поведенческих симптомов. Дисфункциональные убеждения могут касаться самого субъекта (напри-1 мер: «Я неплох исключительно в Интернете», «Я ничего не стою в реальном мире, I но в Вебе я что-то из себя представляю», «Вне Веба я Что делает с нами Интернет? 1 глава не­удачник») и мира вокруг нас (к примеру: «Интернет — единственное место, где меня уважают», «Никто не любит меня вне Интернета», «Ин-1 тернет — мой единственный друг», «Вне Веба люди задумываются обо мне плохо»). Дисфункциональные убеждения, таким макаром, связаны с неуверенностью внутри себя, низким саморуководством, негативной само-1 оценкой; Веб употребляется Что делает с нами Интернет? 1 глава для заслуги более положительных ре акций от важных других неопасным методом. Не считая того, в модели К. А. Г)аУ18 подразумевается наличие основной психопатологии, которая са­ма по для себя не приводит к появлению симптомов ПИИ, но является принципиальным элементом в его этиологии; она должна существовать либо воз-1 никнуть Что делает с нами Интернет? 1 глава до возникновения симптомов ПИИ. В развитии Интернет-адцикции такую роль играют депрессия, соц тревога и субстанциональная зависимость. Существенное значение для развития ПИИ играет также подкрепление, получаемое в киберсреде. Когда субъект осваивает Интер нет, соединяемые с положительными переживаниями признаки ситуации (это может быть звук компьютерного соединения с он-лайновым Что делает с нами Интернет? 1 глава сер висом, тактильные чувства, возникающие при работе с клавиатурой, I и даже запах того места, где он пользуется Вебом) содействуют формированию и закреплению условной реакции [280]. В согласовании с описанной моделью Я. А. ОаУ18, С. Ь. Р1е«, А. Веззег разработали мето­дику "8са1е 1ог теашппе ргоЫешайс 1п1егпе1 и Что делает с нами Интернет? 1 глава§е" [63].

На ее базе Э. Губенко разработан русский вариант — опрос­ник установок по отношению к Вебу, выявляющий такие пара метры использования Веба, как соц комфорт, одиноче-1 ство/депрессия, сниженный самоконтроль, отвлечение. Применив его! вкупе с Тестом-опросником самоотношения В. В. Столина, Шкалой де-| прессии Т. И. Балашовой, Тестом Что делает с нами Интернет? 1 глава на определение Интернет-зависимости К. Янг, Тестом убежденности В. Г. Ромека, Опросником уровня субъективно-1 го контроля Дж. Роттера (модификация Е. Ф. Бажина с соавт.), Э. Губенко! выявила, что увеличение уровня зависимости от Веба и склонности к проблемному использованию Веба (ПИИ) связан с увеличением уровня депрессии, застенчивости и робости Что делает с нами Интернет? 1 глава в соц контактах, об­шей экстернальности и экстернальности в сфере достижений, семейных, межличностных и производственных отношений; сразу снижа­ются характеристики по интегральной шкале ОСО, ниже уровень самоуваже­нии и убежденности в собственных силах. Выраженность ПИИ не связана

■ иолом и семейным положением, с опытом работы в Вебе и сред­ним количеством времени, проводимым в Что делает с нами Интернет? 1 глава Вебе [63].

Выполненное в русле когнитивно-бихевиоральной концепции иссле- ювание 8. Е. СЬар1ап позволило выявить, что склонны предпочитать сете- нме отношения «живому» общению субъекты с недостатками способностей ,1мопрезентации, а роль в сетевой коммуникации способно провоци­ровать компульсивность использования Веба [258].

Таким макаром, некая часть создателей исходит из представления Что делает с нами Интернет? 1 глава р том, что зависимым может стать человек, владеющий предрасположен­ностью к этому Е. П. Белинская резюмирует данную точку зрения следую­щим образом: Есть вообщем аддиктивные, зависимые по складу нрава поди, и они употребляют Веб как некий метод реализации ■того начального личного потенциала, проявляющегося в определен­ном складе чувственности, общения (к Что делает с нами Интернет? 1 глава примеру, они плохо различают аспекты вербального и либо невербального поведения собеседника), спе­цифическом опыте человечьих отношений (в том числе, формальный фактор дела с родителями, дефицитность чувственной под- 1ержки в семье), особенными параметрами когнитивных процессов (в част­ности, определенный когнитивный стиль) [194]. Другая позиция мключается в признании особенных аддиктивных параметров самой Что делает с нами Интернет? 1 глава киберсре- 1ы; в конце концов, появляется неувязка соотношения объектных и субъектных предпосылок Интернет-аддикции.

Она, как указывает литература, может иметь два решения: «человек итягивается в Интернет» либо «Интернет втягивает в себя человека» [194]; п1ыми словами, несвойственное человеку в обыкновенной жизни поведение иозникает у юзера из-за особенностей компьютерных и Интернет- юхнологий Что делает с нами Интернет? 1 глава — или является следствием особенностей взаимодействия определенного субъекта с этими технологиями [411]. Мы полагаем, что эти итуации различаются принципно: в первом случае ответственность ш нехорошие последствия возлагается на технологии и их разработчиков; но втором — вопрос стоит об персональной «переносимости» Веба шбо его отдельных черт. Очевидно, если какие-то из собственный Что делает с нами Интернет? 1 глава тв | иберпространства вообщем аддиктивны либо, обширнее, вообщем патологич- по собственной природе, другими словами противоречат инвариантным, сущностным

ойствам людской психики, то различение снимается. Но если иыявляется, что для группы людей, объединяемых по какому-либо призна- ' V, конкретные особенности опосредованной Вебом деятельности надставляют опасность, в то время как для оставшейся Что делает с нами Интернет? 1 глава части населения земли мкой опасности нет, то фактически это означает, что неувязка заключает- н в адаптации технологии к особенным нуждам либо блокирование доступа определенным технологиям для определенных групп юзеров.


В определенной мере данное положение припоминает ситуацию, кото­рая побудила профессионалов, занимающихся психическими качествами безопасности полетов, ввести различение «человеческого» и «личного» причин авиационной Что делает с нами Интернет? 1 глава аварийности. Если под «человеческим» фактором понимается совокупа параметров и свойств работников как человечьих созданий, что задает требования к конструкции техники и организации деятельности, то «личный» фактор содержит в себе совокупа ин­дивидуальных (проф, физиологических, психологических^ особенностей определенного человека, которые могут стать предпосылкой сбо­ев [291- Из этого Что делает с нами Интернет? 1 глава следует, что, очевидно, есть категории людей, которые не могут быть летчиками, — но это не означает, во-1-х, что никто вооб­ще не может быть летчиком, и с развитием технологии ограничения могут преодолеваться (о чем гласит совершенный весной 2007 г. кругосветный перелет слепого авиатора из Англии). Во-2-х, это не означает, что эти Что делает с нами Интернет? 1 глава люди не могут также и летать в самолете как пассажиры. Но, как указывает знакомство с литературой, на реальный момент вопрос о том, является ли гипотетичная адциктивность Веба его имма нентным свойством, следствием притока в ряды юзеров аддиктов либо результатом взаимодействия первого и второго критерий, решается ис­ходя Что делает с нами Интернет? 1 глава из личных убеждений создателей, но не на базе неоспоримых, доказательных фактов [308,372].

При описании последствий сетевой зависимости указывается на со­циальные, личностные и фактически психические задачи, возни­кающие либо углубляющиеся по мере развития заболевания. Мы уже упо­минали о том, что в соц плане Интернет-адцикты описываются как аутичные, утрачивающие Что делает с нами Интернет? 1 глава семейные и дружественные дела, терпящие крах карьеры: искажение восприятия своей личности и объектив­ной действительности приводит к социально-трудовой дезадаптации, а перенос полюса коммуникативной активности из реальных критерий социума в Сеть безизбежно ведет к аутизации хворого [6,534] и др.

Игровые адцикты вначале тревожны, другими словами этой психологиче­ской особенностью они владеют до начала Что делает с нами Интернет? 1 глава формирования зависимости от киберигр. Но по мере формирования зависимости депрессивные состояния усиливаются из-за последующих противоречий: 1) потреб­ность в компьютерной игре противоречит невозможности полного удо­влетворения этой потребности; 2) понимание практической бесполезно­сти увлечения компьютерными играми (и, вследствие этого, собствен­ной бесполезности) противоречит личной невозможности прекра­щения увлечения; 3) «Я Что делает с нами Интернет? 1 глава реальное» противоречит «Я виртуальному» [44].

Усиление диссонанса меж «Я виртуальным» и «Я реальным», которое М. С. Иванов именует «Эго-распадом», стало одним из пред­метов его исследования. Испытуемыми были 18 человек в возрасте 18-25 лет. Беседы с родственниками аддиктов проявили, что большин­ство из их оцениваются окружающими как «излишне раздражитель­ные Что делает с нами Интернет? 1 глава», запальчивые, эмоционалыю неуравновешенные. При помощи методики

САН и опросника личной тревожности Спилбергера выявлено, что для игровых аддиктов свойственны устойчивые отличия от нормы пси­хического состояния: понижение характеристик настроения, самочувствия и активности и увеличение уровня личной тревожности. Тревога усиливается с нарастанием диссонанса меж «Я виртуальным» — бес­смертным и всевластным, и «Я реальным» — обычным Что делает с нами Интернет? 1 глава смертным. Трево­га служит катализатором формирования зависимости — с повышением волнения возрастает зависимость, что в свою очередь наращивает тре­вогу и т.д. [98].

Анализ имеющихся материалов указывает, что, в то время как одни .шторы, сравнивая Интернет-зависимость с алкоголизмом либо наркома­нией, считают их идиентично разрушительными [247], другие Что делает с нами Интернет? 1 глава высказывают прямо другое мнение [18,97], объясняя свою позицию тем, но, в отличие от хим форм аддикции, сетевая не вызывает фи­зической зависимости и абстинентного синдрома [141]. При всем этом вопростом, что все-таки является нормой и патологией использования Интерне- щ, до сего времени остается открытым [206,411], а высказываемым взорам приписывается принципно дискуссионный Что делает с нами Интернет? 1 глава нрав [159]. До насто­ящего времени в специальной литературе одним из предметов обсуждения остается оправданность выделения сетевой аддикции как вида заболева­ния [1,4,114,157,194,281,306,308,372,456,457,487,517].

Критике подвергается валидность применяемых для диагностики ме­тодов и обоснованность критериев выделения: однозначность патологиче­ского нрава соответственных типов поведения, соответствие динами­ки развития шагам формирования узнаваемых аддикций, наличие симпто­ма привыкания Что делает с нами Интернет? 1 глава.

По вопросу о беспомощности методологической разработки препядствия сете- ной зависимости высказываются замечания, касающиеся как схем иссле- иования, так и валидности применяемых в качестве средства установления Факта аддикции методик. Так, А. Е. Войскунский считает, что понижает ка­чество исследовательских работ их общая особенность — вербование испытуемых и сбор данных происходит в Что делает с нами Интернет? 1 глава процессе сетевых опросов, интервью и группо- ш.|| дискуссий с ролью юзеров, которые ощутили дискомфорт п сами инициировали взаимодействие с исследователями [50]. Участвуют и опросах шутники, те, кто считает себя Интернет-зависимыми, и много иодей, которые не считают себя Интернет-зависимыми [114]. А. Жичк :на шкже показывает на целый ряд причин Что делает с нами Интернет? 1 глава, снижающих достоверность ин­формации, получаемой средством он-лайн опросов. Кроме особенно-

0 гей организации (испытуемый может давать случайные ответы на вопро- I ы; есть возможность преломления инфы о для себя, в особенности социально- цсмографической; могут оказывать влияние особенности аппаратно-программной ба- н,| (монитора, браузера) на восприятие стимульного материала Что делает с нами Интернет? 1 глава; отсутству- | возможность консультации по поводу корректности осознания зада­нии), идет речь и о фактически психических факторах: потому что в Ин- м рпет-опросе участвуют добровольцы, подборка может быть нерепрезен­тативна по отношению к генеральной совокупы, так как из нее вы­падают не захотевшие безвозмездно принять роль в исследовании (85]. Таким Что делает с нами Интернет? 1 глава макаром, не имея возможность держать под контролем мотивацию испыту­емых, исследователи рискуют принять за особенности Интернет-адциктов особенности людей, склонных к роли в массовых действах либо привле­чению внимания к собственной особе. По оценке А. Е. Войскунского, не являясь репрезентативными опросами «населения» Веба, он-лайн опросы дают данные, которые просто ни Что делает с нами Интернет? 1 глава о чем же не молвят [114]. Ь. \\МуапЮ, М. ОгШйЬз, считают, что если Интернет-аддикция и существует, то только у очень малозначительного числа представителей сетевой популяции [517].

К недостаткам организации исследовательских работ относят также малый объ­ем подборки и, часто, отсутствие контрольных групп; доминирование высококачественных при недостающем применении клинических Что делает с нами Интернет? 1 глава и экспери­ментально-психологических способов [50,159].

При измерении аддиктивности при помощи опросников либо шкал воз­никает вопрос о валидности соответственного инвентаря [194,411]. Обычно, предлагаемые списки вопросов состоят из маленького числа пт [114], имеют самооценочный нрав (что при описанной про­блеме мотивации испытуемых критически понижает ценность инфы) и, что разочаровывает больше всего, инсталлируются полностью произвольно.

Разглядим Что делает с нами Интернет? 1 глава несколько примеров. Поданным он-лайн опроса респон­дентов Н. Ре1пе, П. Сипп выявили, что 46 % отнесли себя к «Интернет- зависимым» [417,518]; из опрошенных V. Вгеппег респондентов 80% со­общили о наличии по последней мере 5 из 10 признаков нарушений, таких, как утрата возможности управлять своим временем, расстройства сна и пи­тания Что делает с нами Интернет? 1 глава и др. При всем этом среднее время, проводимое в Вебе, приравнивалось 19 часам в неделю [247]. По воззрению К. 8сЬегег, этот показатель равен 11 часам [205]. Разумеется, что такая произвольность в определении крити­ческих характеристик делает непонятной оправданность их использования в целях диагностики.

А. В. Котляров относит зависимость от виртуальной действительности ком пьютера Что делает с нами Интернет? 1 глава к самым всераспространенным формам нехимических (субстанцио­нальных) зависимостей. При всем этом создатель считает, что фактически каждый современный человек имеет опыт зависимости и в прошедшем, и в на­стоящем. Путь зависимости, когда человек или сам, или по примеру окружающих, или по инерции обыденной жизни так либо по другому удирает от действительности Что делает с нами Интернет? 1 глава в другое состояние, становится самым пользующимся популярностью методом выжить в современной жизни [115, с. 25-26].

Несложно увидеть, что при таком подходе совсем размывается граница меж нормой и не-нормой: если 50, 80 либо все 100 % населения земного шара проявляют ту либо иную форму патологии, то, по-видимому, аспекты патологии имеет смысл пересмотреть, по другому понятие Что делает с нами Интернет? 1 глава перестает делать дифференцирующую функцию. С другой стороны, исчезает эмпирическая значимость выявления патологии: при том, что все в мире больны, население земли все-же продолжает существовать и даже развиваться.

Значимость установления беспристрастных признаков Интернет-адцикции, которые не должны ограничиваться данными самооценочных суждений испытуемых, можно проиллюстрировать и историей идеи об особенной Что делает с нами Интернет? 1 глава жен­ской расположенности к этому виду зависимости.

Ь. Кеес! докладывает о том, что во 2-ой половине 90-х годов прошедшего нека западная пресса была переполнена репортажами о женщинах, ко­торые из-за неконтролируемого пристрастия к Вебу третируют супругом и детками и даже уходят из семьи. В фаворитных Что делает с нами Интернет? 1 глава изданиях обсуж­дался «факт» наличия тендерных различий склонности к данному виду зависимости: дамы приблизительно вдвое почаще мучаются от него, чем мужчины [437]. Но такового «открытия» по-просту не было; дамы, нействительно, почаще докладывают о наличии признаков зависимости, но объ­ясняется это или их большей склонностью соглашаться вообщем [531,532], нибо большей готовностью участвовать в опросах Что делает с нами Интернет? 1 глава [417,518].

Вообщем история указывает, — продолжает Ь. Кеес1, — что все новин­ки в области медиатехнологии в момент собственного массового внедрения вызы- напи волну панических пророчеств относительно их воздействия не просто на психическое здоровье, но, сначала, на отношения полов: телеграф угрожал умопомешательством и разрушением отношений меж мужиком и дамой, потому Что делает с нами Интернет? 1 глава что не добивался личного общения; телефоны внушали опаски специфичных болезней; радио — нервных рас­стройств; подтверждениями вредного воздействия телевидения, в особенности для деток, занимаются до сего времени [437]. Недаром скептики задают вопрос о том, можно ли считать «патологической» привязанность к чтению либо те­левизору, которые по собственной природе не отличаются от увлечения Интерне Что делает с нами Интернет? 1 глава­том. Во всяком случае, гласит А. Майсов, обращаться к докторам с такими неуввязками никому не приходит в голову [18]. По определению К. Сур- ратт, зависимость от Веба — то же самое, что зависимость от об­щения, потому что почти всегда единственной специфичностью такового общения является нрав его технической опосредованности (пр: [14]).

Критики Что делает с нами Интернет? 1 глава идеи существования особенной сетевой зависимости призыва­ют нас направить внимание на то, что многие основания для ее выделения могут быть, средством соотнесения с другими контекстами, объяснены по-другому, другими словами на возможность переинтерпретации симптомов Ин- тсрнет-аддикции, в итоге которой они стают или как признаки фугих Что делает с нами Интернет? 1 глава нарушений, или утрачивают свое наизловещее значение.

Интернет-аддикция граничит с состоянием субъекта, увлеченного про­цессом зания, тесты себя либо творчества. Особенности деятель­ности «аддикта» проявляют глубокую заинтригованность, бескорыстное любопытство, гипермотивированность. Ряд создателей высказывает мировоззрение о том, что Интернет-аддикция (вместе с хакерством и гэмблингом) мо­жет рассматриваться как вариант глобальной трансформации Что делает с нами Интернет? 1 глава личности при реализации деятельности зания, игровой либо коммуникацион­ной; при всем этом только в последних собственных проявлениях такового рода личност­ные преобразования носят всецело нехороший нрав, в других же случаях они могут вести к положительному развитию личности [14,50]. Такому представлению соответствует концепция Г. Элленборгера, рассматрива­ющего психический симптом Что делает с нами Интернет? 1 глава как проявление творческой заболевания, точку роста, по окончании которого индивидум не ворачивается к состо­янию, предшествовавшему заболевания, а размеренно перебегает на высшую ступень [131, с. 36].

Более адекватным психическим аналогом парадокса зависи­мости от Веба А. Е. Войскунский считает опыт потока, так как обычно перечисляемые признаки Интериет-аддикции (поглощен­ность деятельностью, познавательная Что делает с нами Интернет? 1 глава активность, отвлечение от окруже­ния, забывание обязательств и «выключенность» из животрепещущего времени, готовность к преодолению возникающих заморочек) имеют ту же приро­ду [50]. По отношению же к опыту потока вопрос о его патологичности остается открытым.


chto-dalo-vam-chtenie-romana-epopei-vojna-i-mir-l-n-tolstogo-sochinenie.html
chto-dayot-drugim-lyudyam-vashe-umenie-slushat.html
chto-dejstvitelno-nuzhno-v-zale.html